История компании Светосервис

12 декабря, 2016 Andrey Morozov No comments exist

Роль холдинга «БЛ ГРУПП» в развитии светотехнической отрасли.

Аннотация

В статье описана 25-летняя история развития холдинга БЛ ГРУПП С момента образования до настоящего времени.

     Четверть века не малый срок и повод оглянуться назад на череду событий и людей, которые позволили нам из маленькой компании «Светосервис» превратиться в крупнейший светотехнический холдинг.
    Светотехника- удивительная отрасль науки, техники, производства. Без нее немыслимо существование человечества. Свет неразрывно связан с человеком во всех сферах его деятельности.
    С началом индустриализации люди большую часть своего времени проводят в закрытых помещениях с искусственным светом. От качества освещения зависит качество их жизни. Светом можно регулировать психоэмоциональное и физическое состояние человека. Некачественное освещение оказывает самое депрессивное воздействие на него. По мнению светотерапевта Александра Вунша, человеку для хорошего здоровья необходима получать именно полный спектр видимого излучения, так как существует неразрывная связь между освещение и чувством комфорта.
    Общая неграмотность в вопросах качественного освещения обсуждается профессионалами уже давно.Среди подобных дискуссий все громче слышны голоса тех, кто не только выступает за экономию энергетических ресурсов , но и говорит еще о здоровье людей и качестве их жизни. Об этом прекрасно сказал немецкий светодизайнер Инго Маурер: «Свет- это чувство, а чувство должно быть правильным. Плохой свет делает людей несчастными».
   Мне повезло мои родители инженеры светотехники, работавшие во ВНИСИ им С.И. Вавилова. Своим вовлечением в светотехнику я обязан им. Я закончил факультет электронной техники МЭИ по специальности «Светотехника» и, отслужив в армии, несколько лет работал в ВНИСИ, где впервые задумался о несовершенстве сложившейся системы по созданию новых и реконструкции действующих осветительных установок. Система была основана на использовании результата работ не связанных между собой различных компаний. Одни разрабатывали и производили световые приборы.Другие проектировали осветительные установки. Третьи осуществляли их монтаж а четвертые эксплуатировали. В лучшем случае ведущие компании , такие как Philips, Osram, General Electric, совмещали разработку и производство осветительных приборов с проектированием светотехнических установок на базе своего оборудования. А остальные этапы выполняли, как правило, другие. Все это постоянно приводило к проблемам как на этапе монтажа так и в период эксплуатации осветительных приборов: к снижению надежности и срока службы самой установки, к низкому качеству освещения, к росту трудозатрат на этапе обслуживания в период эксплуатации и, как следствие, к увеличению стоимости эксплуатации. А отсутствие системного анализа недостатков существующих приборов не позволяло разрабатывать новые приборы, которые полностью отвечали интересам потребителей.
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
     Последнее убедило меня в необходимости создания системы с полным замкнутым циклом.От науки — к разработке и производству изделий, а затем к проектированию на базе этих изделий, к монтажу и эксплуатации осветительных установок и последующему анализу, результатом которого были бы научные разработки.А тогда, в начале 90-х годов, мы начали с предложения рынку полного спектра услуг по по освещению: от проектирования до эксплуатации, что оказалось весьма востребованным. Делали буквально все. Освещали подъезды, палатки, магазины, поли¬клиники, станции метро и даже заводы, такие, как, например, «Серп и молот», Московский градостроительный завод, Оскольский металлургический завод, Авиационное производственное объединение им. Гагарина (в Комсомольске-на-Амуре) и другие.
       В 1991 году созданная мною компания «Светосервис» объединила около двух десятков молодых, энергичных и влюблённых в своё дело светотехников, которые были работоспособны и результативны. Среди них — ряд ведущих сотрудников ВНИСИ, заинтересованных в реализации нового принципа работы: И.Я. Каинсон, В.М. Пятигорский,
A.А. Коробко, мой отец — В.Г. Боос,B.Н. Находнов, М.С. Галинский, М.Ю Каплинская, Д.А. Халков-ский, Е.И. Мясоедова, А.И. Митин, В.А. Громадский. Позже к нам присо-единились М.П. Белякова, П.Ф. Бор-зов, А. С. Букатов, Е.А. Вашуркина, ВТ. Дектярь, В. И. Инфимовский, Т.О. Лукина, Г.С. Соколова, Н.Н. Софронов, Н.Н. Тимофеева, А.Ю. Форов, В. В. Хаметова, В.Д. Швач-ко, а ещё позже — В.И. Абрамов, В. В. Буя-нов, Д.Ю. Чепелевский и другие (рис. 1 и 2).
Мы арендовали у ВНИСИ одно 14-метровое» помещение, которое со временем стало нам мало (рис. 3). Начали сотрудничество со всеми возможными производителями светотехнической продукции, в первую-очередь, с Саранским производственным объединением «ЛИСМА».
Надо сказать, что состояние наружного освещения в Москве 90-х годов было плачевным. Вечерами го-род вымирал. Дворы, улицы, площади, проспекты, парки — все они были тёмными и небезопасными. Подъезды в лучшем случае освещались од¬ной на все этажи тускло мерцающей лампочкой. Процветал вандализм. Но наряду с задачами, связанными с утилитарным освещением, которых было не счесть, московское правительство думало о том, чтобы сделать Москву привлекательной и комфорт-ной. В этом огромная заслуга лично Ю.М. Лужкова — мэра столицы с 1992 года по 2010 год. По сути, это с его лёгкой руки, несмотря на колоссальные проблемы в вопросах жизнеобеспечения населения, были сделаны первые реальные шаги в формировании сбалансированной световой среды, всех видов освещения. Это был грандиозный рывок в развитии, в первую очередь — в осознании необходимости комплексного подхода к освещению: уличному, садово-парковому, ландшафтному, архитектурному.
       Первая попытка изменить отношение к освещению городских пространств была предпринята властями в 1993 году. Московское правительство планировало реализовать 17 проектов по архитектурному освещению, которые в соответствии с Поручением правительства к ноябрю текущего года должны были порадовать москвичей вечерним освещением. Но этого не случилось: сроки были сорваны, поручение не выполнено. В тот день я случайно оказался на совещании, которое проводил А. С. Матросов — заслуженный строитель РФ, министр правительства Москвы, курировавший вопросы реконструкции и развития уникальных объектов. «Разбор полётов» был нешуточным. Я попал в поле зрения А. С. Матросова, и нам поручили доработку 15 объектов из 17 запланированных. Выбор был неслучаен. Мы как раз завершили работы по освещению Собора Иконы Казанской Божьей Матери на Красной площади, которые выполняли в авральном порядке.
img_20161214_00031
Про нас вспомнили за месяц до сдачи объекта. С задачей мы справились, а качество работ и оперативность их исполнения были отмечены властями.
Тот период стал для нас серьёзным испытанием. Работа была сложная. Многое делалось впервые. Сроки сжаты. Важно было отказаться от заливающего света в условиях плотной застройки и перейти на локальное и акцентирующее освещение осветительными приборами малой мощности, чтобы не слепить и не создавать дискомфорта для людей. В стране на тот момент вообще не изготавливали осветительные приборы для архитектурного освещения. Обещанное финансирование, которое, к тому же, было достаточно призрачным (первые выплаты за 15 сделанных объектов начали поступать только в августе следующего года), не смогло бы покрыть расходы на приобретение дорогостоящего зарубежного светотехнического оборудования. Мы закупили светосигнальное оборудование «Свеча-3», предназначенное для аэродромов и рыболовецкого флота, у Гусевского завода светотехнической арматуры. Осветительные приборы были сделаны на базе зеркальных ламп накаливания и не имели собственной оптики. Скомпоновав их с зеркальными лампами на базе горелок «ДРИ» и «ДРЛ» и пуско-регулирующими аппаратами независимого исполнения, нам удалось в кратчайшие сроки получить приемлемые на первое время малые прожекторы для архитектурного освещения.
Это событие стало для нас решающим. При принятии Постановления Правительства Москвы от 02.08.1994 «Об утверждении генеральной схемы светоцветового оформления города и мероприятиях по её реализации» мы были определены генеральным под-рядчиком по выполнению этой про¬граммы, которая была рассчитана на 3 года (рис. 4).
Сейчас на московском светотехническом рынке много разных компаний и по-прежнему много идей, и имеет смысл говорить о новом этапе, связанном с развитием современного светодиодного направления. Но задел был сделан тогда, в 90-х годах, и наша роль в этом начинании была определяющей. У проектировщиков и всего коллектива «Светосервиса» продолжалась напряжённая, но очень интересная работа. В перечень предусмотренных программой объектов входили здания московских театров, столичные высотные здания, железнодорожные вокзалы, мосты, павильоны метрополитена, церкви и монастыри, памятники, скульптурные композиции, набережная Москвы-реки и многое другое. Качество и сроки работ контролировались строго. Мы жили азартно, трудно, недосыпа-ли. СМИ окрестили нас «светоголиками». Работали с историческими доку¬ментами и собственниками зданий, ставили натурные эксперименты, наиболее значимые объекты непременно  обсуждали на научно-техническом совете «Светосервиса», а затем — на совете у главного художника Москвы. Все проекты согласовывались с Управлением охраны памятников и Москомархитектурой. Мы начали плотно работать с архитекторами Моспроекта-2, позже — с коллективами Моспроекта-4 и МАРХИ, продолжали тесное сотрудничество с ВНИСИ. Монтаж проводили в любую погоду. Но радость от каждого сданного нового объекта перекрывала всё: и усталость, и постоянное напряжение, и авральный темп работы.
Вообще-то Ю.М. Лужков обратил на нас внимание, когда при строительстве мемориального комплекса «Поклонная гора» проектировщики, которые были привлечены к решению вопросов освещения мемориала, предложили установить осветительные мачты, «как на футбольном поле». Не будучи специалистом в светотехнике, Юрий Михайлович отвергнул это предложение и распорядился найти альтернативную компанию, отметив, что кто-то же делает у нас архитектурное освещение. Тогда нас и пригласили. Разработанная «Светосервисом» концепция понравилась (рис. 5).
Ещё одно значимое событие произошло осенью 1994 года. В Москву с визитом приехала английская королева Елизавета П. В программе посещения значилась вечерняя экскурсия по центральной части города. Сопровождал королеву лично мэр. К этому периоду «Светосервис» сдал в эксплуатацию более 50 объектов. И надо было такому случиться, что именно в момент проезда кортежа отключилось всё освещение. На следующий же день по поручению мэра было созвано специальное совещание у первого заместителя мэра Москвы Б.В. Никольского, отвечавшего за городской комплекс. Результатом совещания стало решение о передаче нам всей эксплуатации осветительных установок.
Рабочий день стал ещё длиннее. Ежедневно по вечерам я с коллега¬ми объезжал объекты, следил за реакцией москвичей и корректировал планы на будущее. Государственный академический Большой театр, высотное здание МГУ (рис. 6, а), телевизионная башня в Останкине (рис. 6, б), уникальный памятник русского авангарда XX века — знаменитая Шуховская башня (рис. 6, в), Донской монастырь, церковь Воскресения в Кадашах, цирк на проспекте Вернадского, киноконцерн Мосфильм, автомобильная эстакада на проспекте Мира (рис. 6, г), все пешеходные мосты, первая светодинамическая подсветка на Крымском мосту — вот лишь малая часть наших проектов того периода. Временами приходилось прибегать к нестандартным решениям. Например, при создании на Поклонной горе установки, имитирующей лучевой перехват авиации, которую сделали на базе танковых прожекторов, причём на механике с вращающимся станком.
our_victory_by_jailbird
       Увлекательной была работа с храмами и монастырями. Для начала требовалось благословение Патриарха.
Мы его получили. К этой теме подходили деликатно, поэтому использовали только статичное освещение. В целом, мы осветили более 150 культовых сооружений, в том числе Храм Христа Спасителя, Новодевичий (рис. 7) и Новоспасский монастыри в Москве, Свято-Троицкий (Еерафимо-Дивеевский монастырь в Дивееве, Софий¬ский собор в Вологде, собор Петра и Павла в Казани. А также мечети в Москве и Когалыме, Римско-католический Кафедральный собор Не¬порочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в Москве (рис. 8) и др. За свою работу мы были отмечены серебряной медалью Патриархии.
В 1995 году мы заслужили свою первую «Викторию» на выставке-конкурсе «Российский дизайн». За годы работы призёрами были наши очень разные по архитектуре, назначению и масштабу работы. Всего — более тридцати. Это и ГМЗ «Царицыно», и ГАБТ, и Пашков дом, и планетарий, и «Танцующие в темноте» — телевизионные вышки в Сочи — всего не перечислишь. Только с 1997 по 2000 годы мы получили четыре международные, в том числе европейские, награды за лучший бренд, сервис и качество, а в 2012 году — приз международного конкурса «LUCI/Philips city.people, light Award».
К концу 1996 года около 300 реализованных объектов стали нашей визитной карточкой. А в 1997 году мы стали лауреатами Государственной премии за архитектурное освещение столицы (рис. 9). К этому времени Москва стала другой, а мы приобрели богатый опыт проектирования. В прошлое ушли калькуляторы и кульманы. В сервисных подразделениях появились свои автовышки, краны, грузовые машины и разъездной транспорт.
Архитектурное освещение стало ведущим направлением «Светосервиса», но далеко не единственным. Наша компания лидировала по многим направлениям. Нам начали доверять, в том числе, проектирование, строймонтаж и эксплуатацию утилитарного освещения в административных округах Москвы и в других городах. Провели технический аудит по всей территории Москвы. На основании сделанных выводов разработали регламенты технической эксплуатации и создали технологические карты, сформировали и запустили единую электронную базу данных по системам наружного освещения, которой ранее не существовало вовсе, и провели полномасштабную модернизацию изношенного и морально устаревшего оборудования, установив, в том числе, несущие конструкции с современным защитным покрытием. Соблюдение европейских норм при проектировании протяжённых тоннелей — Лефортовского, Гагаринского и Волоколамского — также наша идея. Этот подход дал возможность выполнить освещение с учётом современного скоростного режима и современной интенсивности транспортного потока, тогда как на тот период действовали нормы освещения, которые были рассчитаны в 60-х годах. На сегодня в нашем портфолио таких тоннелей более тридцати.
Мы первые и единственные создали и запустили автоматизированную систему управления освещением (АСУ-НАО), причём как наружного (унитарного), так и архитектурного. Всё это позволило оперативно реагировать на проблемы, видеть ощутимый энергосберегающий эффект и создавать самые неожиданные цветодинамические сценарии. Специальные программы, которые мы разработали, управляющие освещением на оборудовании, разработанном и изготавливаемом на нашем московском заводе, позволяют создавать светодинамические установки как для утилитарных задач («Умный город», «Умная улица», «Умный подъезд», «Умный дом», «Умное предприятие», «Умная заправочная станция» и др.), так и для архитектурного, экспозиционного, сценического, светодинамического и цветосветодинамического освещения с самыми различными спецэффектами.
Мы первые и единственные в истории российского освещения разработали концепции единой свето-цветовой среды целых городов, таких как Санкт-Петербург, Сочи, Липецк, Пермь и другие.
Ещё в 1993 году с учётом непрерывно нарастающих объёмов работ, мною была поставлена задача: создать специализированное программное обеспечение для расчёта освещения и проектирования. Основная нагрузка по разработке легла на плечи А.И. Ми¬тина, А.А. Коробко и, чуть позже, Д.Ю. Чепелевского.
К слову, изменилась информационная культура во всей компании в целом (рис. 10). Была разработана и создана единственная на тот пери¬од в России программа для автоматизированного проектирования, что существенно увеличило продуктивность работы проектировщиков. Важной особенностью этой программы, которую мы назвали «Light-in-Night», было включение в неё базы светильников, выпускаемых отечественными заводами (рис. 11).
С 2003 года мы разрешили всем проектировщикам и проектным ор-ганизациям бесплатно получать данный программный продукт и пользоваться им. В дальнейшем программа постоянно модернизировалась и совершенствовалась с учётом всех направлений освещения, в результате чего появился удобный интерфейс, диалоговый режим, и она учитывала все направления освещения. Для упрощения и ускорения проектирования были добавлены варианты типовых решений, база опор и экономический блок.
Несмотря на то, что сегодня на отечественном рынке есть импортные аналоги, наша программа «Light-in-Night» остаётся по-прежнему востребованной, полностью соответствую¬щей российским нормам освещения и типам дорожных покрытий, применяемым в нашей стране. Программа имеет широкую базу данных выпускаемых в России осветительных приборов и всех элементов освети¬тельных установок и по-прежнему остаётся единственной сертифицированной российскими органами власти. У неё десятки тысяч постоянных пользователей. С 2016 года программа стала открытой площадкой для всех производителей, подтвердивших качество своих изделий результатами независимых испытаний.
Возвращаясь к истокам, хочу отметить, что наша команда инициировала целый ряд организационных, структурных решений по преодолению межведомственных барьеров, с которыми сама постоянно сталкивалась. В частности, по вопросу передачи сетей социальных (бюджетных) учреждений на баланс города. Это позволило комплексно решать проблемы освещения, как внутреннего, так и наружного, в школах, больницах, детских садах, объектах культуры.
Немаловажным, на мой взгляд, является и то, что нам удалость стать первой светотехнической компанией с высокой культурой производства. Культура управления процессами, регламентированные сроки исполнения, соблюдение норм и правил, принятых в отрасли, техническое оснащение, даже спецодежда сотрудников и размещение опознавательных логотипов на оборудовании и форме — всё это отличало нас от других и демонстрировало открытость людям (рис. 12). Сейчас это широко применяется, но в те годы было в диковинку. Открытость компании и сегодня — важнейшая составляющая политики Холдинга.
Большинство наших решений, нововведений появлялось в результате постоянной обратной связи с эксплуатирующими подразделениями Это стало возможным благодаря организационной структуре бизнеса. Иными словами, был реализован замкнутый цикл всех работ — качественный инструмент, стимулирующий все подразделения Холдинга выстраивать работу, в первую очередь, под потребности потребителя. Именно поэтому и проектные решения, и производство, и системы управления освещением — все работают над задачей качества осветительного оборудования и упрощения обслуживания осветительных установок. В этом и заключается основной фактор нашего успеха.
Приобретение трёх крупнейших российских заводов: Московского опытного светотехнического завода (МОСЗ), который сегодня специализируется на производстве систем управления, в 1995 году; «Лихославльского завода светотехнических изделий «Светотехника» (ЛЗСИ) — одного из старейших предприятий отрасли -в 2002 году (рис. 12), и «Кадошкинского электротехнического завода» (КЭТЗ) в 2003 году, — ознаменовало серьёзный этап на пути к созданию мощного объединения. А завершение в 2007 году строительства завода «ОПОРА ИНЖИНИРИНГ» по изготовлению опор и металлоконструкций окончательно объединило в компании все имеющиеся направления светотехнической отрасли. С 2008 года холдинг стал именоваться «БЛ ГРУПП», и уже на тот период времени занял абсолютно лидирующие позиции на российском рынке светотехнических изделий.
Позднее, в 2012 году, в Самаре был запущен филиал завода «ОПОРА ИН-ЖИНИРИНГ» (рис. 13), приобретены заводы WunschLeuchten в Германии (в 2014 году) и boos technical lighting S.L.B Испании (в начале 2016 года), что завершило процесс создания промышленно-проектно-эксплуатационной корпорации.
На сегодня в нашей стране из каждых трёх работающих в наружном освещении осветительных приборов, два выпущены на отечественных заводах Холдинга, а в производстве опор доля продукции Холдинга составляет около 30 % от общего объёма производимых в стране опор освещения.
Все ведущие трассы страны используют наше оборудование. В их числе Московская кольцевая автомобильная дорога (МКАД), кольцевая автодорога вокруг Санкт-Петербурга (КАД), Ярославское шоссе, эстакада на Новорижском шоссе, Боровское шоссе, автомобильные дороги Р-21, М-10, М-20, А-180, А-114, А-128, Р-21, Р-23, современные платные магистрали (рис. 14). Наше оборудование можно встретить на улицах городов по всей России от Калинин¬града до Камчатки, например, во Влдивостоке на мосту через бухту «Золотой Рог». И даже на остров Русский, который расположен южнее Владивостока, в заливе Петра Великого, в Японском море, оборудование для освещения вантового моста через пролив Босфор Восточный везли с наших заводов.
Предприятиями Холдинга ежегодно производится и реализуется свыше 2 млн светильников и прожекторов для всей гаммы потребителей, как для наружного, так и для внутреннего освещения. Для сравнения, во всём Советском Союзе в год производилось не более 350—370 тыс. светильников, а номенклатура Холдинга сегодня — свыше 4,5 тыс. наименований светильников. Налажен выпуск комплектующих для осветительных приборов (пускорегулирующих аппаратов, зажигающих устройств, электроустановочных изделий), в том числе для тепличных облучателей, уличных светильников. Только пускорегулирующих аппаратов мы производим свыше-1500 млн шт. в год, практически вытеснив с российского рынка импортёров данной продукции. Мы обеспечиваем электромагнитными аппаратами всех, кто сегодня изготавливает и эксплуатирует светильники с газоразрядными лампами высокого давления на территории России и во всех бывших республиках Советского Союза.
Наряду с традиционными высоко-эффективными источниками света, всё большие обороты набирает производство светильников со светодиодами. Растут качественные показатели, постоянно расширяется и обновляется ассортимент. Каждая последующая модель светильников становится не только современнее, эстетичнее, но и значительно упрощает обслуживание при эксплуатации (рис. 16). Из последних разработок широкую известность получили такие светильни¬ки, как «Омега», «Кордоба», «Гранада», «Урбан», «Волна» и другие.
В 2015 году на международном форуме по энергоэффективности и энергосбережению ENES сразу шесть наших разработок одержали победу в конкурсе. В двух номинациях победил светильник «Эконом». Лучшим среди промышленных светильников со светодиодами был признан светильник «Кассиопея LED». Дипломом отмечен светильник «Волна LED». Уличные светильники со светодиодами «Урбан LED» (S) и «Урбан LED» (М) признаны победителями одновременно в двух номинациях и дополнительно отмечены призами зрительских симпатий и жюри, что означает высокую оценку как специалистами, так и потребителями (рис. 17).
Практически в каждом крупном российском городе есть наши региональные представители. Мы много работаем и со странами СНГ. В в Москве, Московской области, Казахстане, Киргизии, Армении, Краснодаре, Сочи, Санкт-Петербурге располагаются филиалы.
Модернизация и техническое перевооружение наших заводов позволили создать предприятия, оснащённые по самым современным мировым стандартам. По объёму и качеству производимых изделий наши заводы входят в первую пятёрку рейтингов мировых производителей светотехнического оборудования и в первую десятку рейтингов промышленных предприятий России. Холдинг постоянно совершенствует производственную и сервисную базы, осуществляя инвестиции в производственное оборудование, специализированный транспорт, инфраструктуру.
Только за последние десять лет объём инвестиций Холдинга составил более 8 млрд рублей в сопоставимых ценах.
На протяжении всего периода, успешно заменяя импортные комплектующие отечественны¬ми, преимущественно собственного производства, мы довели уровень комплектации своих приборов 90 % сделанными на наших заводах.
Разработка и производство вторичной оптики для светильников со светодиодами — одно из последних наших достижений в области новых технологий. До недавнего времени данный продукт в России вообще не производился. Всё закупали за рубежом. При этом импортная оптика была достаточно сложна в установ¬ке и не подходила для светильников, предназначенных для тяжёлых условий эксплуатации.
Разработанная нами вторичная оптика для светильников со светодиодами обеспечивает все необходимые типы кривых силы света: как кругло и осесимметричных, так и асиметричных. При этом разработанная нами система не требует, как раньше, использования клеевых методов установки, что существенно упрощает её технологическое применение, а также улучшает воспроизводство светотех-нических характеристик светильников в производстве (от светильника к светильнику). Смело можно говорить, что с введением этих технологий мы обеспечиваем точную центровку групповой оптики для светодиодов.
Развитие в последние годы светильников со светодиодами значительно расширило возможности архитектурного и наружного освещения и позволило нам реализовать идею медиафасадов на целом ряде объектов, например, таких как Новый Арбат.
В 2014 году мы стали лауреатами премии Москвы в области литературы и искусства за освещение зданий-книжек на Новом Арбате, а в 2015 году были отмечены за архитектурное освещение 22-х московских мостов.
В настоящий момент происходит модернизация выполненного нами ранее архитектурного освещения объектов, так как город становится всё светлее и светлее. Для архитектурно¬го освещения пришло время переходить к новым проектам; с использованием более современных технологий. И мы это делаем. Нами разработаны новые современные концепции архитектурного освещения сталинских вы¬соток, исторического центра Москвы и других основных доминант города, таких как Дом Пашкова, планетарий, ГАБТ (рис. 18, а). Многие из них уже реализованы не только в Москве, но и в других городах России. Придума¬ны также новые концепции освещения таких ярких объектов, как «Тан-цующие в темноте» башни в Сочи, музей-заповедник Царицыно (рис. 18, б) и других.
Новым этапом в истории развития компании, безусловно, необходимо считать выход на внешние рынки. Сегодня Холдинг поставляет свою продукцию и реализует свои проек¬ты в странах Центральной, Западной и Восточной Европы, Африки, Азии, Индии и в республиках бывшего Советского Союза (рис. 19).
Если говорить в целом о стратегии нашего развития на перспективу, то она очевидна. Мы, безусловно, бу¬дем стремиться стать светотехнической компанией номер один в мире.
Что касается нашей социальной ответственности, то мы по-прежнему будем поддерживать отечественную светотехническую базу, отечественную светотехническую науку, отечественное светотехническое образование, отечественную светотехническую научно-издательскую деятельность, а также ветеранов отрасли и детский спорт, охрану здоровья и культуру.
e04f7ba4917158ec2fe2fb3f73b189b3_xl
Боос Георгий Валентинович,
кандидат техн. наук. Окончил кафедру светотехники МЭИ (1986 г.). Президент холдинга «БЛ ГРУПП». Заведующий кафедрой «Светотехника» НИУМЭИ»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *